Архив/Научные труды/Статьи/Система литературного сюжета 2
 

Система литературного сюжета

Машинопись конца 40-х гг.


Опубл.: Система литературного сюжета / О. М. Фрейденберг; подгот. текста Н. В. Брагинской // Монтаж: Литература. Искусство. Театр. Кино. – М.: Наука, 1988. – С. 216–237.


См. также: Брагинская Н. В. О работе О. М. Фрейденберг «Система литературного сюжета» // Тыняновский сборник. Вторые Тыняновские чтения. – Рига, 1986. – С. 272–283.

$nbsp;

Листы: 0   10   20   30   34
*

Система литературного сюжета


1

Созидание предшествует рождению. Фактор лежит вне факта.

Всякое naturata познается через naturans. Факт есть показатель готового результата: он важен только как средство его отбросить.

Факт зависит от фактора всецело. Фактор от факта – нисколько.

Причинностью называется качественная зависимость одного явления от другого без поруки взаимности. Опричинивающее явление остается в стороне от явления опричиненного, не зная ни преемственности, ни последовательности во времени: закон разрыва. Последовательность и преемственность – личные свойства вызванного явления: закон цепи.

Соотношением между фактом и его фактором называется постоянная величина, которая вызвана неподвижностью причинности.

В поисках статических соотношений – измерения поступательным ходом движения или изменениями во времени неприменимы.

Опытом называется освобождение от факта и проникновение к фактору.

Путь опытного освобождения от преемственности во времени – регрессия. Она игнорирует все временные приметы, проходя сквозь историзм до рождения и сквозь прокреатизм до фактора. Начальный момент зарождения и конечная фаза роста – для нее два без различных этапа одного и того же процесса формации.

Эволюционный метод изучает формацию факта. Генетический – природу фактора.

2

Креативностью называется способность одного и того же явления быть одновременно фактором и фактом. Когда фактор А выделяет факт В, то: 1) В зависит от А всегда; 2) А и В в основе тожественны; 3) А, взятый отдельно от В, не имеет к нему никакого отношения;
4) в этом свободном состоянии фактор А есть только факт выделившего его фактора А!

Отсюда – способность одного и того же явления рассматриваться как активное или пассивное, связанное или свободное.

Первое* состояние есть то, когда некоторый фактор создает какое-то новое явление путем передачи «себя же самого», т. е. своих свойств, в явления окружающие.

Состояние связанности, или пассивности, тогда у явления, когда оно лежит со всей суммой возможных свойств в лоне вызвавшего его фактора.

То, что обыкновенно считается фактором, есть на самом деле потенциал будущего явления, уже заключающий его в себе как себя самого, но еще замкнутым, единым и общным.

Факт – это вскрытое состояние данного явления в форме подвижной, многообразной и отличительной.

Отсюда: 1) фактор может рассматриваться как двоякое состояние известного явления: как активное, когда оно порождает, и как пассивное, когда оно взято вне созидания; 2) факт может рассматриваться как двоякое состояние того же явления – в форме пассивной – при созидаемости себя, и активной – при созданнасти.
Когда одно явление активно – в процессе выделения, – другое именно тогда пассивно; когда одно явление пассивно – в процессе покоя, – именно тогда другое активно.
Между фактором и фактом разница только в перемежении связанных и свободных состояний.

3

Каждое явление совершает кругооборот двух противоположных фаз,
которые и дают своим противоположением общность последовательного хода.

Этот кругооборот заключается в переходе факторов в факты и фактов, обратно, в новые факторы. Явление передвигается от предыдущего к последующему, входит в противоположное и в этом обратном направлении переправляется к дальнейшему.

Эти переходы в своей внутренней механике совершают те же самые процессы, что и во внешней. Они обусловлены тем же перемещением скрытий и единообразий в выявления и многообразия, покоя и общности – в движение и отличения.

Каждый такой переход представляет собой отдельный и законченный процесс растворимости формы, т. е. постепенного стремления как можно больше распространиться и выйти из состояния замкнутости и предела. Формальная связь между начальным состоянием и последующими слабеет, но не прекращается; наступает момент, когда начальная форма уже не обладает больше способностью изменяться; тогда она входит последней частью в начинающееся обратное явление, – и круговорот заканчивается. былого явления и его отличительности уже нет.

Эта смена проявляемостей, или жизненных реализаций, присуща всему органическому и неорганическому миру. Уильям Смит и великий Кювье были правы, когда в резко выраженном чувстве колорита являлись творцами неповторяемости и законченности эпох.

Взаимодействие* отдельных кругооборотов дает явлениям поступательность общего хода. Этот общий ход, рассматриваемый сам по себе, состоит из бесчисленного ряда внутренних процессов, в которых явления реализуются и исчезают, заменяясь безостановочно новыми.

То, что воспринимается как эволюция, есть только интерференция, взаимодействие между отдельными и вечно новыми явлениями, сво
ей встречей, поглощением или усилением, составляющими беспрерывность процесса общего.

При беспрерывности общего процесса свертывание и развертывание, конденсация и диссольвация дают обратные ходы, в которых явления поступательно обмениваются состояниями – и тем продвигаются вперед.

Эволюция мыслит такие движения прямолинейными, противореча всему процессу природы, дающей обратимость, противоположения, реакции и прочие виды волнообразной кривой.

Обратные направления в кривой – следствие прямого хода. В ней встречное отталкивает. Обратное продолжает.

4

Начало проявляемости лежит в отличительности, новизне и неповторяемости качеств одного цикла явлений.

Один какой-нибудь фактор, вызывая многообразие факта, ведет к ослаблению общности и обратно к накоплению особенностей. При переходе в новое явление, когда уже факт станет фактором, его материалом будут служить именно эти индивидуальные отличения, которые еще дальше передадутся в виде общего.

Неповторяющаяся особенность, заложенная в виде общего начала и ждущая дальнейших реализаций, называется для данного круга основой происхождения.

Все, сколько бы их ни было, явления данного круга – от перехода из фактора в факт и из факта снова в фактор – определяются только основой происхождения.

Выход из одного и того же фактора, или из начал одного и того же своеобразия, или из общего происхождения – наделяет все явления единым и общим качеством, отличительным и своеобразным в ряду прочих явлений.
Общее происхождение дает однородность основы для всех вышедших из него явлений.

Общее происхождение определяет различия между однородными явлениями как правильные соотношения между основой и ее состояниями.

Фактор и факт одного и того же цикла тожественны. Факт – это основа происхождения, закономерно изменяющая свои состояния в новых особенностях.

Какими бы многоликими ни были различия факта по отношен ию к одному фактору, все они однородны друг с другом и комплекс их – с генетической основой.

Всякие* соединения внутри одного цикла явлений происходят на основе общего происхождения.

Процессы обладают известной механикой только в том случае. когда имеется сумма нужных условий.

Действенность есть результат свойств.

Таким свойством, которое выделяет, распределяет и удерживает элементы данного явления так, а не иначе, является свойство генетической основы.

Отдельные единицы, «микры», складываются в совокупное целое только тогда, когда обособлена их отличительность и определена их однородность, – иначе когда уже существует дифференцированное происхождение. Атомы составляют тело, клетки – организм, тоны – гамму, мотивы – сюжет etc. на общей качественной основе, которая и есть основа происхождения. Соединение – процесс вторичный.

Природой данного явления называется природа его генезиса. Качества явления определяются его природой.

Нет ни одного свойства, которое не вызывалось бы природой Са
мого явления, и ни одного явления, которое не вызывалось бы его природой.

Ход тех или иных свойств направляется от генезиса явлений через эти же явления к явлениям, следующим по линии внутренних процессов.

5

Взаимодействие отдельных законченных явлений внутри себя с явлениями вокруг, а также взаимные соотношения частных процессов с направляющим их общим – составляет сущность мирового закона связности, или корреляции.

Постоянное пребывание группы одних и тех же сил в группе одного и того же их соотношения, сложнейше-регулированная связь частностей между собой и всей их системы с системой общей дают механику такой плотной связанности и такого непрерывающегося уравновешенья, которые воспринимались ХVI-ХVII веками как «железная конструкция мир» и Спинозой – как неподвижность цельности.

В мире нет ничего, что реяло бы оторванно и случайно; обособление резкой гранью явлений духовных от физических напоминает древнее обособление в одном и том же круговороте грубой венозной крови от духовной артериальной; мир физический или духовный, а равно и все мельчайшие проявления их подчинены двойной зависимости: соотношению между собой и соотношению с явлениями прочими. С чего ни начинать – научный результат должен быть одинаков.

Проверкой научных выводов всегда может служить совпадение или разногласие между данными от наблюдаемого явления и данными от явлений прочих, как ни были бы отличны друг от друга самые эти явления.

С* точки зрения закона связности все процессы креативности
представляют только следствия подвижного равновесия, которое соразмеряет постоянное с переменным в одних и тех же пределах общности происхождения или однородности явлений.
Однородность процессов – признак однородности явлений.
Показать происхождение какого-нибудь явления – это значит показать систему его связности.
Показать однородность среди хаоса явлений – это значит показать однородность его процессов.
Между понятиями «качества» и «процесса» как воспроизведения качества разница только в действии.

6
То, что мы называем обычно фактом, есть на самом деле частный процесс как действенное воспроизведение частного свойства.
С этой точки зрения весь ход «проявляемости», или «креативности», или «реализации сил», есть последовательная смена – становимости свойством, обращения свойства в действие и постепенного исчезновения свойства.
Каждая смена в своих противоположениях однородна.
Процесс растворимости формы внутри отдельного явления может поэтому рассматриваться как развертывание в действенность и в наибольшее выделение свойств.
Форма, строение, или объем, есть сжатое обобщение внутренних содержаний.
Явление получает те, а не иные формы в полном соответствии со своей внутренней природой. Морфологическая и генетическая точки зрения не противоречат друг другу.
Изучить формы данного явления – это значит вскрыть его проис
хождение и его свойства.
Как сжатое обобщение форма может мыслиться абстрактно и показательно наряду с количеством. Форма, по отношению к оформляемому ею явлению, есть то же, что и количество по отношению к определяемому им качеству.
Форма в научных исследованиях может считаться эквивалентом количества. То, что в явлениях физических есть количество, то в явлениях духовных есть форма.
Исследовать формально мысль или продукт ее – это значит их измерить.
Идти за построением мысли или продукта ее – это значит идти за их содержанием.
Разница между качеством и количеством, содержанием и формой, свойством и процессом – только вовне.
Все постоянное и все переменное – два состояния единой основы. Однородность – ее принцип, связность – механика.

7*
Сюжет есть сжатый конспект представления.
Как одна из форм, передающих представление, сюжет генетически однороден другим его формам: слову, образу, действенности etc.
Все модификации одного и того же представления тожественны. Между сюжетом, словом, образом и т. п. разницы в основе нет.
Данные, добытые при изучении одной из форм представления, совпадают с данными прочих форм; обязательности изучения всех их или одного для познания другого – нет.
Абсолютно сюжет существует уже тогда, когда существует представление, в какой бы форме оно ни выражалось.
Представление, лежащее в основе образа, или представление, лежащее в основе воспроизведения образа, в равной мере обладает одинаковым сюжетом. Данные культа, обряда, праздника, обычая и т. д. дают такой же материал для познания сюжета, как и для представления. Мнение, что эти данные должны быть исследованы прежде всего со стороны представлений, ошибочно.
Сюжет образа или сюжет воспроизведения образа, покоясь на общем представлении, тожественны. Между … и …1 нет никакой разницы, кроме словесной
Точность передачи основных представлений у обряда и его словес одинакова.
Словесный характер сюжета является качеством относительным. Абсолютным качеством, без которого существования сюжета нет, является присутствие в сюжете сжатого комплекса представлений. Его функцию несет сюжетная схема.
Сюжетной схемой, или основой, или остовом, называется упрощенное, сжатое, абстрактное построение представления, лежащее без изменения во всех модификациях одного и того же представления, во всех сюжетах общего генезиса и во всех разновидностях одного и того же сюжета.
Как только сюжет приобретает характер словесный, он выходит из недр скрытой образности представления в самостоятельную образность литературную. С этого момента он перестает быть фактом и становится фактором.
Литературным сюжетом называется словесное выражение образных представлений.

8
Как только сюжет обособляется в словесное бытие, его схема
1Дефект рукописи, возможно, пропущены слова legòmena и drémena – «изображенное словом» и «изображенное действием».
Листы: 0   10   20   30   34