Игра в кости

Опубл.: Игра в кости / О. М. Фрейденберг; подг. текста и прим. Н. В. Брагинской // Arbor mundi. – М., 1996. – Вып. 4. – С. 163–172.
Примечания в квадратных скобках принадлежат публикатору.

 

$nbsp;

Листы: 1   9  
1 См. Schröder, Bohnenverbot, WZKM 15, 1901 [Wiener Zeitschrift für die Kunde des Morgenlandes. Данная работа Леопольда фон Шредера затрагивает игру в кости в связи с табу, распространяемым на бобы. Собственно материал по игре в кости в Индии систематически рассмотрен в вышедшей несколько позже специальной монографии Людерса (Lüders H. Das Würfelspiel im alten Indien, Abhandlungen der kön. Ges. Wiss. zu Göttingen. N.F. Bd IX, No.2. Philol.-historische Klasse, 1907). На эту работу Фрейденберг ссылается в «Поэтике сюжета и жанра» (Л.,1936, примеч. 397). Неясно, почему, говоря о целой индианистической литературе, Фрейденберг приводит только работу Шредера, причем не о мистерии и миме в «Ригведе», в которой Шредер продолжил труд Людерса, и которую Фрейденберг многократно использует в «Поэтике сюжета и жанра». В монографии Mysterium und Mimus in Rigveda (Leipzig, 1908) Шредер посвящает главу (С.377–395) теме проигравшегося игрока в кости, чей монолог содержит гимн «Ригведы» (X, 34). Дополнительно можно назвать такие индианистические работы как Hillebrandt A., Ritual-litteratur, vedische Opfer und Zauber (Strassburg, 1897. S. 106–108) и его же Vedische Mythologie (Bd II. Breslau, 1899. S. 119–121). Здесь и далее дополнения в квадратных скобках принадлежат публикатору.] .
1 В царской грамоте (русской) 1648 г. среди запретительных перечислений различных религиозных обычаев есть и такой: «чтобы ... зернью и картами и шахматами и лодыгами не играли». Сумцов, Досветки, 435 [Сумцов Н.Ф. Досветки и посиделки // Киевская старина. Том XIV. 1886. №3; запреты адресованы по представлению патриарха жителям Белгорода].
2 [Schneegans H. Geschichte der Grotesken Satire. Strassburg, 1894. S. 60, 4, ср. Disraeli I. Curiosities of Literature. 6-th ed. Vol. I. 1817. P. 258].
1 [О греческом и римском материале см. Schröder L. Mysterium und Mimus im Rigveda. Leipzig, 1908. S. 379 сл.., Reich H. Der Mimus, ein literar-entwicklungsgeschichtlicher Versuch. Bd I. Berlin, 1903. S.305–306, cp. Poll. IX 96, а также материал примечаний 4 и 5 данной статьи; о египетском – И.Г.Франк-Каменецкий. Разлука как метафора смерти в мифе и в поэзии. // Известия АН СССР. 7 сер. ООН. Л., 1935. № 2. С. 166, Herodots zweites Buch mit sachlichen Erläuternungen / hrsg. von A.Wiedemann. Leipzig, 1890. S. 454 sqq., ср. о связи Гермеса-Тота с игрой в кости: Плутарх. Об Исиде и Осирисе. 12].
2 [И.Г.Франк-Каменецкий пишет (Разлука как метафора смерти... С. 168.), что эпизод с предложением разыграть в кости Дамаянти, которое Наль с негодованием отвергает, является переработкой более раннего сюжета, в которой жена была действительно проиграна, как проигрывает Драупади другой герой «Махабхараты» (II, 65). «...Промежуточным звеном между проигрышем Наля и разлукой его с Дамаянти является потеря Налем одежды, что стоит, однако в тесной связи с игрой в кости. Птицы, похищающие одежду Наля, называют себя воплощением игральных костей...» (Nala, 9, 12–16)].
1 Tac. Germ. 24
2 Hrd. II 122 [Геродот передает «египетскую сказку», привязанную к фараону Рампсиниту (Рамсесу II?): Рампсинит живым спускался в подземный мир и играет там в кости с Деметерой (Гатор?), причем то выигрывает у нее, то ей проигрывает], Artem. I 4 [Игра во сне в «камешки» с Хароном «указывает, что речь была о жизни и смерти»]. В Apocolocyntosis Клавдий в аду играет в кости. [В «Отыквлении» (Apocolocyntosis 14,4) Клавдия в подземном мире присудили к каре: играть в кости дырявым рожком для зерни; он пытается бросить кости, но они выпадают в дыры рожка]. И в египетской сказке покойник играет в кости на том свете. [Вероятно, имеется в виду эпизод с царевичем Setne (текст демотического папируса), проникнувшем чудесным образом в гробницу; царевич пытается отнять у покойника магическую книгу, а тот предлагает разыграть ее в шашки; после первого проигрыша царевич погружается в землю по колени, после третьего – по пояс, после шестого – по уши и спасается благодаря талисману; см. И.Г.Франк-Каменецкий. Разлука как метафора смерти...С. 166]. Известно фаблио XIII в. о св. Петре, который с игральными костями спустился в ад, чтоб обыграть жонглёра, стража грешников [Фаблио, упоминаемое Фрейденберг: De St. Pierre et du jongleur. ]
1 Plut. Rom. 5, [Plut.] O.R. 35.
2 Нужно сказать, что игра в кости (или их эквиваленты) сама по себе семантизирует смерть в форме плодородия, земледельческой производительности. На этой почве создаётся двусмысленный мотив игры в кости в новелле, откровенно-непристойный в фольклоре. Пример первого рода – Маззуччио, Нов[еллино] 13, об игре в шахматы старого мужа с молодой женой. Второй пример – в былине о Чуриле и Катерине, где игра в шахматы предшествует любовной сцене, и аналогия к былине (игра в карты, отвергаемая ради любовной забавы), в шотландской балладе о Клэрке Саундерсе (Тиандер [В.] Зап[адные] параллели к былинам о Чуриле и Катерине. ЖМНП. 1898. XII. С.298 слл.).
1О семантике цирка и цирковых игр см. Harrison, Them. 228 ss. [Harrison J.E. Themis, a study of the social origins in Greek religion; with an excursus on the ritual forms preserved in Greek tragedy by G.Murray and a chapter on the origin of the Olympic games by F.M.Cornford. Cambridge, 1912; 2-nd ed. 1927], у Фриза (Stud. z. Odyss. [C. Fries Studien zur Odyssee // Vorderasiatishe Gesellschaft. Mitteilungen. B., 1910, Jg. 15, N. 2 ]) и Баховена (Grabsymb.) [Versuch uber die Gräbersymbolik der Alten. Basel, 1925].
2 [Здесь Фрейденберг следует концепции Шредера, понимающего гимн «Ригведы» (X,34) как отголосок мистерии, в которую, по его мнению, вкраплены диалогические сценки («мимы, которые дополняли мистерии ведического периода», Mysterium und Mimus... S. 385].
Листы: 1   9