Архив/Научные труды/Статьи/Проблема греческого литературного языка
 

Проблема греческого литературного языка

Опубл.: Советское языкознание. – 1935. – Т. 1. – С. 5–29

 

$nbsp;

Листы: 1   5   9   13

Проблемы греческого литературного языка.


1.

В буржуазной лингвистике не выяснено, что такое греческий литературный язык: его считали сперва разговорным, а затем стали подчеркивать, что литературный язык – это тот, на котором никогда не говорили.1 В некоторых выводах, однако, сходятся все: в том, что эпический («гомеровский») язык оказал влияние на все последующие литературные языки, вплоть до прозы, что авторы осознавали некие языковые приемы и вводили их преднамеренно, что в литературных произведениях ни один диалект не дошел до нас в чистом виде. Известно, что Греция представляет собой изумительное явление: в ней каждый литературный жанр написан на другом языке, на том или ином так называемом диалекте: эпос на ионическом с примесью эолийского, лирика на эолийско-ионическом и дорическом, трагедия на аттическом с примесью дорического и т.д. Так вот, по мнению буржуазной грецистики, ни один из этих языков – язык эпоса, лирики, драмы и т.д. – не представляет собой какого-то чистого диалекта; следовательно, на таком языке никогда не говорили; следовательно, этот язык искусственный; следовательно, он сознательно перетасовывался отдельными авторами. Те лингвисты, которые делают различия между разговорным и литературным языком, представляют себе процесс образования греческого литературного языка так. Сначала создается религиозный язык, и его цель – поставить водораздел между земным и божественным; поэтому авторы религиозного языка сознательно образуют речь, отличную от речи «профана», сознательно культивируют темный смысл и вводят нарочитую непонятность.
В дальнейшем религиозный язык обращается в литературный; прозелитизм порождает необходимость создания целой серии литературных языков. С этих пор «как только где-либо появляется литература, эта литература стремится иметь свой язык, понятный на широкой территории».2 Этот язык литературы об
1 В этом отношении эпоху составила книжка Zarncke, Die Entstehung der Griech. Literatursprachen, 1890.
2 Meillet, Apercu d’une histoire de la langue grecque, 1913, 130.
служивает, как язык общий, многих людей, обычная речь которых между собой различна; таким образом, литературный язык – это упорядоченная форма разговорной речи.1 В чем же отличия литературного языка от разговорного и каковы средства его создания?
Словарь, т.е. лексика – вот основоположное отличие; рядом с этим идут такие черты, как архаизмы и диалектизмы. Дело в том, что «греческий литературный жанр соблюдал диалект того района, где он был создан впервые»;2 с другой стороны, «литературный язык прибегает к синонимам… путем заимствования из других диалектов, и особенно из литературных памятников, написанных на других диалектах и древней датировки».3 Отсюда – рецептура создания литературного языка налицо: «Создать литературный язык заключается почти всегда в том, чтоб просто создать словарь, и опыт показывает, что это удается легко».4 Итак, как только нации начинают себя считать самостоятельными, они себе дают (se sont donné) литературные языки путем изменения, главным образом, своего словаря. Конечно, еще и другое кое-что изменяется; так, вводится нарочитая сложность языка и вся структура его предложения, сложность в «манере комбинировать фразы», которые приобретают правильный характер.5 Чтож, картина ясная! Для критики она, конечно, очень благодарна; но стоит ли критиковать теорию выдумывания языка, саморазвития жанров, заимствования архаизмов и диалектизмов? Дело не в этом. Гораздо значительнее и печальней то, что этой теории все еще ничего не противопоставлено в советской грецистике, и до сих пор не было ни одной попытки конкретизировать новое учение об языке на материале греческого литературного языка. Необходимо начать с основной проблемы и наметить пути, методологические и методические, по которым возможно будет строить материалистическую историю греческого литературного языка. Но для нас история есть другой аспект теории; что же, в самом деле, представляет собой греческий литературный язык?

2.

Нужно, прежде всего, избавиться от понятия «греческого» языка, которого никогда не было: были племенные языки, ставшие классовыми, но эти языки оставались отъединенными и местными. Понятие «греческого» языка, как и «греческой» литературы, «греческого» искусства вносят пагубную путаницу, так как вызывают ложное представление о каком-то национальном единстве, о какой-то национальной культуре. Перед нами ряд
1 Meillet, Apercu d’une histoire de la langue grecque, 1913, 120.
2 Ib. 125.
3 Ib. 440.
4 Ib. 133.
5 Ib. 134, 135, ср. 126.
племенных образований, позже полисов (городов-государств), говорящих на своем языке; между этими языками много общего, но и много отличий; их можно отнести к нескольким большим группам языков, формально расходящихся, но имеющим однотипное происхождение. С языковой точки зрения все эти языки равноправны, т.е. ни один из них не вышел из другого; они все созданы до-классовой общественностью, стоявшей на одинаковой стадии соци