Въезд в Иерусалим на осле   —   Лист 25

Саул входит в город, встреченный пророком, и сразу его ведут на высоты, где происходит жертвоприношение. Так в праздниках триумфа и нового года жрец выходил навстречу въезжающему божеству, а потом торжественно вел его в храм и там приносил ему жертву, заключая ее жертвенным пиром. Так и Валак встречал Валаама, а потом вел его на высоты (якобы затем, чтобы оттуда показать ему израильтян). Так в Евангелии по Луке Иисус всходит на Масличную гору, и при его торжественном спуске с горы ученики «в ликовании начали восхвалять бога за все виденные чудеса», а фарисеи потребовали, чтобы Иисус запретил им (подразумевается – святотатство, потому что ученики славословят в Иисусе бога, показывающегося из-за горы, – бога солнечного); в трех первых евангелиях эпизод съезда на осле начинается у Масличной горы, и по-гречески говорится, что Иисус «всходит» в Иерусалим1. Итак, Саула ведут на гору и устраивают жертвоприношение; одновременно он и венчается на царство, и обретает ослиц. Разница, таким образом, этого мифа в сравнении с евангельским или предыдущим библейским лишь в том, что образ ослицы здесь дан как образ Царства. Найдя ослицу, Саул становится царем. Если вспомнить, что самое царство представлялось в виде женской сущности* и было женского рода, а царствовать значило соединиться в производительном акте, если знать, что до Саула у израильтян был царем сам бог Яхве и Саул замещает в роли царя самого бога2, то станет ясно, что Саул во всей этой истории повторяет божество солнца и плодородия, входящее в небесный город, на высоту, в свое местопребывание, где он становится новым царем и новым мужем... Но чьим? Мужем ослицы, тем «ослоложцем» который считался в Карфагене христианским богом и которого в торжественной процессии водили по городу. Таким образом Саул въезжает в город не на ослице, а за ослицей. И

Комментарии:

Нума Помпилий
Валак
Валаам
Зевс
Саул
Иисус Христос
Яхве
Лука
Фаэтон
Гелиос
1 Ср. избрание на престол мифического римского царя Нумы. Его избирают на царство боги, и он всходит со жрецами на Капитолий, или на Тарпейскую скалу (Р1и1. Мит. 7).
2 I Цар. 8,7–8; 17; 19; 22. Здесь избрание царя трактуется даже как большой грех (измена богу). Первоначально царь и есть небо, солнце (см. Марр Н.Я. Армянский термин arq-au [мат || жрец > жрец-вождь || жрец-Царь > вождь || ] царь. – ИАН. Сер. 6. 1920, т. 14, с. 100–111; [662]он же. Термин βασιλεύς – ЯС. 1922, т. 1, с. 137 и cл.). У египтян слово «царь» передавалось через начертание солнечного диска. Фараон считался наместником бога и после смерти занимал трон солнечного бога (Лившиц И.Г. Детерминатив к египетским словам, с. 223). По преданию, первым царем феспротов и молоссов был Фаэтон (эпитет солнца) (Plut. Pyrrh. 1). Солнце, Гелиос, имело прозвище царь (60 Hecat. B 7, 33 Diels [=Diod. 1.10.13, 3]), и у древних философов, как и в эпосе, Зевс называется царем (Empedocl. В 128,2; Democr. В 30 Diels). Нужно вспомнить и обоготворение царей в императорском Риме, имевшее под собой исконную мировоззренческую базу. Между прочим, при апофеозе царей происходило якобы вознесение их на небо.