Костенко (Глазырина) Н. Ю. Проблемы публикации мемуарного и эпистолярного наследия ученых: по материалам личного архива проф. О. М. Фрейденберг

Глава 2. Раздел 1
Внешние особенности рукописи, ее структура и этапы оформления

Воспоминания записывались в тетради – всего 34 тетради (их подробное описание см. в приложении). Тетради имеют сплошную нумерацию, сделанную самой Фрейденберг, но в этой нумерации, вероятно, произошла ошибка: две тетради носят номер 12-ть, зато тетради 2-ой физически не существует – 1-я тетрадь носит сдвоенный номер 1–2. Внешние особенности тетрадей очень разнообразны: они отличаются обьемом, временем и способом изготовления. Преимущественно это обыкновенные «общие» тетради, но попадаются и дореволюционные Bloc Notes, и самодельные, и тонкие школьные тетради. Эти особенности во многом отражают время написания, например: в дореволюционных Bloc Notes Фрейденберг писала в блокаду, когда другой бумаги не было, школьные «общие» и тонкие тетради появляются после войны; самодельная тетрадь 1947 г. собрана из бланков 15-ой Государственной типографии, доставшихся Фрейденберг от отца, а известно, что 1947 г. – время работы Фрейденберг по формированию своего личного архива, поэтому появляется много лишней бумаги, в том числе и чистой, которую она использует.


1947 г. – итоговое время для О.М.Фрейденберг, параллельно со систематизацией архива она проводит первое и наиболее существенное оформление Записок: составляется оглавление (впоследствии вычеркнутое), согласно которому воспоминания называются «Пробег жизни» и делятся на четыре части, также имеющие собственные названия, – 1. Самое главное; 2. Венок из укропа; 3. Осада человека; 4. Воспоминания о самой себе.


Из них к 1947 г. реально написаны только три – первая, третья и четвертая, а часть вторая – Венок из укропа, которая должна по замыслу О.М.Фрейденберг охватывать период от поступления в университет до Великой Отечественной войны, была написана позже – в 1948/49 г., причем прежнее название сохранено не было. Судьба этого названия в Записках необычна. В отличии от других, сразу закрепленных за определенными частями текста заголовков, оно мигрирует по оглавлениям и титульным листам тетрадок, в одном из которых даже занимает место общего для всех Записок названия. В тексте мемуаров «венок из укропа» упоминается в 13-ой тетради по поводу смерти подруги О.М.Фрейденберг, филолога М.Н.Дювернуа весной 1942 г. (запись сделана, вероятно, 27 мая): «Она не была увенчана, М.Н., а на моем челе был обогнут венок. Эпоха благосклонной рекой увенчала меня венком из укропа. А укроп меняет свою семантику. Его сажали греки на могилах. В советском пантеоне, где лавр венчал монографии Жирмунского и Толстого...., нас с Хоной [И.Г.Франк-Каменецкий – Н.Г.] жизнь увенчивала только венком из укропа и в моем заглавии горечь сарказма».


По-видимому, этот образ возник именно в мае 1942 г. и тогда же (тетрадь начата 20 мая) в рабочем порядке вынесен в заглавие как общее название для Записок, ибо очевидно, что непосредственно по смыслу к блокадным тетрадям это название относится мало. «Венок из укропа» противопоставлен традиционному лавровому венку своих коллег, по мнению Фрейденберг, как показатель доверия власти, которого сама она не имела. Поэтому вполне понятно, что Фрейденберг делает названием задуманных воспоминаний о своей научной биографии столь понравившееся ей определение ее итога.


В 1947 г., когда появляется первое оглавление, названием для Записок в целом уже является «Пробег жизни», а название «Венок из укропа» переносится на вторую часть, тогда еще не написанную.


Когда родилось название «Пробег жизни» как общее для всех Записок, точно сказать нельзя. Но сам образ появился очень давно и встречается в письме к Б.Л.Пастернаку от 28 июня 1912 г., где Фрейденберг вспоминает об их встрече во Франкфурте несколькими днями раньше: «Ах, это было такое тяжелое, тяжелое время, когда приходилось вырастать в несколько дней, иногда часов, и видеть, как от этого уменьшается то, что казалось большим. Это радость изменчивости, движения вперед и роста всегда сопровождалась горечью большего одиночества. Некоторые люди были для меня станциями; я их видела издали, знала, что они далеко от меня, и не скоро я до них доеду. Я даже не верила в то, чтоб можно было поравняться с ними; и тогда они служили мне, как нечто путеводное, как то, к чему надо идти. Потом – сильное движение вперед, невероятное напряжение этой силы – и оказалось, что станции мною проеханы, и я даже не стояла на них. Тогда мною овладевала непередаваемая тоска; не хватало самодовольства, чтобы опьяняться своим пробегом [здесь и далее курсив мой – Н.Г.], и только сознавалось одиночество уже сверх нормы – злое, упорное. [...] Во мне необыкновенный запас самоуверенности и упорства; я всегда могу расчесть все свои пробелы и расстояние до человека, стоящего надо мной, но и сама умею смотреть вниз, не скрывая этого. [...] И мне иногда думалось: как теперь я тебя встречу? какой пробег предстоит мне теперь? И я создавала мысленно нечто очень далекое, чтоб посмотреть на себя в беге и поймать себя на остановке обессиленной.
Повторяю, я могла выдержать очень большое напряжение и встретить тебя мелькающим из-за дали. Тогда я погналась бы за тобой – и я в себя верю, ей-Богу! – я дошла бы до тебя». В этом отрывке заложено основное определение всей последующей жизни Фрейденберг, поразительно, ведь это – 1912 г. – ей 22 года, поэтому, вероятно, она и выносит этот образ в заглавие всего комплекса своих автобиографических Записок.


Рассмотрим структуру рукописи. В окончательном виде Записки делятся на семь частей, причем такое деление отражает не только сознательное выделение Фрейденберг некоторых периодов в своей жизни, но и время написания, по крайней мере, основного текста каждой части (не исключено, что в тетради позже вносились исправления и дополнения, вплоть до новых глав – например тетрадь 1–2).


Внутри каждой части текст был разделен на главы – нумерация арабскими цифрами, новая для каждой части (без названий), – и на тетради – нумерация римскими цифрами (см. оглавление 2). Деление на тетради чисто формально – оно соответствует физическому расположению текста в пределах блокнотов и общих тетрадей, их границы в большинстве случаев не совпадают с границами глав.


Название каждой части, а также номера тетрадей и глав, ее составляющих, написаны на титульных листах и обложках каждой тетради.
В целом процесс оформления (=унификации) рукописи можно представить в следующем виде:


1. август 1947 г. – проставлена арабская нумерация частей (4) и глав (новая для каждой части) и римская нумерация тетрадей.


2. 1948–49 г. – дописаны новые части, которые нужно было включить в единый комплекс и принципы оформления несколько изменены – введены: арабская нумерация глав (новая для каждой части) и римская нумерация частей (IV, V), даты описываемых событий в составе названия на обложках тетрадей.


3. Но в целом унификация оформления так проведена и не была и общего оглавления не сделано. Огромный объем, по-видимому, тяготел и над автором, поэтому единое оформление выдержано только в границах частей. Кроме того, Фрейденберг не собиралась окончательно завершать Записки в 1950 г., поэтому отсутствие окончательной унификации отражает рабочий процесс, так как мы имеем пример того, как, собираясь заканчивать все свои дела в 1947 г., в том числе и Записки, Фрейденберг делает черновое оглавление Записок, в котором единые принципы оформления соблюдены.




 
Подразделы
Поиск по сайту
Контакты
Написать письмо с вопросами и предложениями по работе "Электронного архива".